АСАДУЛЛИН Альберт: Без музыки нельзя прожить ни дня

 
Заслуженный артист России, Народный артист Республики Татарстан Альберт Асадуллин любим не одним поколением россиян. Удивительный по силе и красоте голос и уникальные актерские данные позволили создать ему на сцене неповторимый образ. Спустя десятилетия, несмотря на то, что жизненные ценности изменились, он остался все тем же искренним, мягким и честным человеком, безгранично преданным главному делу своей жизни - музыке.
 
Альберт Нуруллович Асадуллин родился в Казани, но вот уже больше тридцати лет приезжает туда только как гость. Не окончив художественное училище, будущий артист поступил в Ленинградскую академию художеств, да так и остался в этом городе. Имя Асадуллина загремело на весь Советский Союз в 1975 году после исполнения главной партии Орфея в первой советской рок-опере “Орфей и Эвридика”. А в 1976 году получил приглашение ЦТ на участие во Всесоюзном телеконкурсе “С песней по жизни”, где в финале (1977 г.) стал лауреатом Второй премии, первая досталась Розе Рымбаевой. В последующих конкурсах Альберт Асадуллин неизменно был первым: 1978 год - IV Всесоюзный фестиваль в Сочи, 1979 год - IV Всероссийский конкурс артистов эстрады и Международный конкурс в Болгарии “Золотой Орфей”. Победы на конкурсах позволили Альберту Асадуллину заняться сольной карьерой. Песни “Дорога без конца” и “Сияй, Ташкент!”, появившиеся в репертуаре артиста в начале 1980-х годов, не устарели до сих пор. “Решением Международного комитета имя А.Асадуллина занесено во “Всемирную Энциклопедию Джаз, Поп и Рок Музыки”, куда входят имена всех величайших музыкантов ХХ века.


Дружба – это состояние души

- Альберт Нуруллович, Вы родились 1 сентября. Никогда не было обидно, что Ваш День рождения совпадает с другим праздником?
- В младших классах я даже не задумывался об этом. А в старших мы с ребятами после первого учебного дня просто шли ко мне домой, где на столе нас ждали вкусные мамины угощения. И, конечно, 1 сентября мы, в первую очередь, отмечали как День моего рождения, и уж потом как День знаний. Я же не был обычным школьником, с пятого класса параллельно учился в художественной школе, после окончания которой (в восьмом классе) поступил в художественное училище.
- В детстве Вас родители не просили петь, когда приходили гости?
- Нет. В детстве у меня особой тяги к музыке не было. Единственная попытка познакомить меня с музыкальным инструментом навсегда отбила желание родных заставлять меня что-то делать. Моя старшая сестра Люция в 15 лет пошла в музыкальное училище, и родители взяли для нее на прокат пианино. Меня, шестилетнего, Люция посадила к себе на колени и начала тыкать моими ручками по клавишам, наигрывая какую-то мелодию. Буквально через пять минут мне это надоело, и я оперся ногами о пианино и с силой оттолкнулся. Мы оба грохнулись на пол. Мне, конечно, сильно влетело, рыдание на полдня маленького Альбертика было обеспечено. Но от меня отстали. По сути, на этом мое музыкальное образование и закончилось.
- Вы же выросли в многодетной семье?
- Да. У моих родителей кроме нас с двумя сестрами было еще трое приемных детей. Это мои двоюродные братья, отцы которых погибли на фронте, а мамы умерли уже после войны. Старший из них, Сунгатулла абый, написал из деревни письмо моей маме, в котором просил ее забрать их к себе. Одним им в тяжелые послевоенные годы было выжить нереально. Папы в скором времени в семье не стало, и мама одна поставила на ноги семерых детей, если считать, что с нами жила еще и Нафиса апа.
- Кто в доме пользовался большим авторитетом: мама или папа?
- Для меня всю мою жизнь мама была по-настоящему авторитетом. Не поверите, но даже о первых своих свиданиях я рассказывал маме. Она всегда интересовалась тем, куда я иду и с кем. Как-то мама мне сказала удивительную фразу: “Исяпсез дуслар – мянгелеккя” (друзья, которые ничего друг другу не должны – навечно). Значение этих слов я постиг лишь с годами, и понял, что она была права. Дружба – это не долг, а состояние души, состояние твоих чувств к человеку. Зависимость только нарушает их, а иногда просто приводит к разладу. И в жизни я делаю все, чтобы ни у кого даже тени мысли не возникло, будто Асадуллин – халявщик.
-  Как она отнеслась к Вашему желанию стать артистом?
- По началу очень тяжело. Для нее мое первоначальное увлечение музыкой было, с одной стороны, приятно, но, с другой, она и мои сестры не понимали меня до конца, я же любил рок. А у мамы был изумительно чистый голос, она так душевно исполняла народные татарские песни! Когда я понял, что музыка становится смыслом моей жизни, и сказал маме, что собираюсь бросить академию, она попросила меня одуматься. “Ты столько лет шел к этому. Окончил художественную школу, училище, сам поступил в академию”, - сказал она. По сути, благодаря ей только, я доучился и получил диплом художника-архитектора. Но она так и не поддержала моего желания петь, ей казалось, что артисты – легкомысленный народ, проводящий все свое время в разъездах, у них нет нормальной семьи и дома.
- Кем она мечтала Вас видеть?
-  Конечно, художником. Отчасти она была права. В 1974 году я успел немного поработать в Ленконцерте, и этот опыт не вызвал во мне желания трудиться дальше на профессиональной сцене. Для себя я решил, что после защиты диплома музыка для меня останется только хобби. Мне хотелось быть архитектором.
 
Увлечение музыкой

Альберт Асадуллин считает, что в нашей жизни все предрешено свыше. Как говорят, от судьбы не уйдешь. Видимо, суждено ему было стать артистом, несмотря даже на то, что у него нет музыкального образования, и выбрал он профессию архитектора. В Академии художеств Асадуллин  оказался на курсе, где большинство ребят увлекались музыкой. Именно там родилась первая группа “Призраки”, в которой и участвовал Альберт. А случилось это так. Студентов отправили на картошку, и как-то вечером один из студентов взял гитару и начал петь что-то из репертуара “Роллинг Стоунз”. Альберт, в свою очередь, спел “Can’t buy me love” так, что студенты обалдели. Так он и оказался в “Призраках”. Потом были группы “Фламинго”, “Невская волна”.  А в 1968 году на первом в Советском Союзе рок-фестивале Альберт Асадуллин был признан лучшим вокалистом. “Я преклонялся перед “Битлз”, “Роллинг Стоунз”, “Прокол Харум”. Мне были близки Ян Гиллан и Роберт Плант – солисты “Дип Перпл” и “Лед Зеппелин”. В восторг приходил от Артура Брауна. Рок-оперу “Иисус Христос суперзвезда” считал вершиной всего”, - рассказывает Альберт Асадуллин. Перед защитой дипломной работы, сознательно или подсознательно, он местом работы выбрал Государственный институт по проектированию театральных и зрелищных сооружений. Правда, поработать там так и не успел. Ушел к “Поющим гитарам”.
 
“Орфей и Эвридика”

Альберт Асадуллин считает, что как артист родился в рок-опере “Орфей и Эвридика”, написанной в 1975 году Александром Журбиным в соавторстве с драматургом Юрием Димитриным. По его словам, именно этот жанр позволяет певцу раскрыться наиболее широко и оптимально. Рок-опера имела головокружительный успех. За десять сезонов она была сыграна около 2000 раз. Хотя спектакль и исколесил с неизменным успехом почти весь Союз, за границей он показан не был. Что не помешало ему получить зарубежный диплом British Musical Award: в 1976 году журнал “Musical Week” “за выдающиеся заслуги в жанре рок-музыки” провозгласил “Орфея” спектаклем 1975 года.
Получив в 1974 году диплом, Асадуллин на 1,5 месяца уехал в Казань отдохнуть и похалтурить. Вернувшегося в Ленинград Альберта ждали телеграмма и повестка, в которой говорилось, что в случае неявки товарища Асадуллина на работу в указанные сроки, ему придется отвечать по закону. А телеграмма была от какого-то Васильева, в которой говорилось, что есть интересное предложение и указан телефон. Альберт Нуруллович был уверен, что это связано непосредственно с его специальностью. Какого же было его удивление, когда выяснилось, что Васильев – это Анатолий Николаевич Васильев, руководитель “Поющих гитар”.
А.Васильев рассказал Альберту, что готовит первую советскую рок-оперу “Орфей и Эвридика” и пригласил к себе домой на прослушивание. Исполнив куплеты из двух первых арий, Асадуллин поразил присутствующих на прослушивании Анатолия Васильева и Александра Журбина не только вокальными данными, но и тем, что буквально за мгновения полностью входил в образ. Почувствовав, что им нужно посовещаться, Альберт Асадуллин проявил небольшую хитрость. Сделав вид, что отлучается в туалет, вышел из комнаты, оставив за собой щелочку, и прислушался к разговору Журбина и Васильева. “Толя, это то, что нам надо! Тот, кого мы с тобой так долго искали!”, - услышал он радостный голос Журбина.
Отметим, что артиста на роль Орфея искали действительно долго. Пробовались Александр Федоров, Евгений Броневицкий, Валерий Ступаченко и другие. “Это не Орфеи. Мне нужен дитя природы, Маугли, живой, с бешеной энергией!”, - сетовал режиссер Марк Розовский.
Журбина и Васильева, объявивших о том, что его приглашают на главную партию рок-оперы, Асадуллин огорошил, сказав, что не может с ними работать, так как у него распределение. А с этим в те годы было строго. Помогла находчивость Альберта, он придумал письмо, в котором говорилось, что выпускник Академии художеств СССР направляется в Ленконцерт на работу в должности художника-дизайнера для работы в музыкальном спектакле, не имеющем аналога (стало быть, и оформление должно быть соответствующим), и поэтому им нужен именно Асадуллин. Сработало. И было уже не важно, что через месяц дизайнер запел так, что покорил весь Советский Союз.
Популярность артистам давалась дорогой ценой - здоровьем. Ежедневные гастроли, иногда по два спектакля в день, и это в течение пяти лет... Альберт Асадуллин выкладывался на спектаклях так, что после закрытия занавеса падал в изнеможении. Лишь после проблем со связками, нескольких приездов врачей после спектакля у артиста появился дублер.
 
“МАГДИ”
 
В 1989 году в Казани прошло уникальное театрализованное представление “Магди”, посвященное 1100-летию со дня принятия Ислама Волжской Булгарией. 22-23 августа, в дни празднования юбилея, представление посетило невиданное по тем временам количество зрителей - 25 тысяч. Удивительным было то, что организовал это шоу известный артист Альберт Асадуллин, в репертуаре которого были, как всем тогда казалось, только русскоязычные песни. Несмотря на то, что прошло уже почти 17 лет с тех памятных дней, зрители, побывавшие на представлении, считают “Магди” – самым ярким зрелищем в своей жизни.

- Альберт Нуруллович, что подтолкнуло Вас на создание этого представления?
 
- Думаю, человек должен созреть для того, чтобы создать что-то подобное. Началось с того, что в своих концертах совершенно спонтанно я начал исполнять татарские песни. Душа, видимо, требовала. Товарищи мне много раз говорили: “Альберт, ты так здорово поешь татарские песни. Почему ты не сделаешь что-то большее?” Но мне не хотелось провести просто концерт, в программе которого одна песня следовала бы за другой. Хотя бы по тому, что по-настоящему я родился в спектакле “Орфей и Эвридика”, и для меня любимым жанром были музыкальный спектакль, рок-опера и мюзикл.
К концу 1988 года я распустил группу, объяснив музыкантам, что хочу заняться представлением на татарском языке. “Друзья мои, спасибо за работу. Кто хочет, может остаться со мной”, - сказал я им. Но моих помыслов и желаний никто не понял и не поддержал. Дальше я пошел один.
В феврале 1989 года я принял участие в работе Первого съезда татарского общественного центра (ТОЦ) в Казани. В какой-то степени и эта встреча заставила меня активизироваться. Я понял, что создание спектакля было на тот момент актуально. Он нужен был не только мне, но и людям. Я начал думать над композицией, и уже знал, что произведения “Тяфтиляу”, “Кара урман” в программу войдут точно.
- Какое участие в работе над созданием “Магди” приняла Масгуда Шамсутдинова?
- Когда у нас, мусульман, появляется какое-то важное и желаемое дело, мы говорим “Инша Аллах”, то есть, если это будет угодно богу. Видимо, дело, которое я затеял, было угодно Всевышнему, и он послал мне нужного человека – композитора Масгуду Шамсутдинову. Мы с ней поняли, что идем в одном направлении, соединились и стали работать вместе. Появился материал, который вылился в спектакль, получивший название “Магди”. В него вошло три произведения М.Шамсутдиновой.
- Что означает название спектакля?
- Магди в мусульманской мифологии - ведомый Аллахом человек, обновитель веры накануне Страшного суда, устанавливающий в мире царство справедливости. В нашем спектакле Магди являлся символом очищения, человеком нового времени, призывающим соскоблить с себя все корыстное и наносное, полученное в совдепе. Это был перенос посредством мифического персонажа в иной мир, более чистый и справедливый, но не в рай. Но, увы, иного мира мы не получили в нашей стране не в 1990-е годы, не сейчас.

Всего за три месяца (с февраля по апрель) Альберт Асадуллин и Масгуда Шамсутдинова подготовили все записи к концерту. Большую помощь им в этом оказали Эльдар Назмеев и Елена Журавлева. В работе приняли участие китайские, арабские, индийские и др. музыканты. В начале лета с готовым материалом Асадуллин поехал в Москву. “Я отправился к другу Леониду Александренко, который работал тогда на центральном телевидении, - рассказывает Альберт. - Я ему объяснил, что хочу сделать что-то наподобие фильма, состоящего из музыкальных номеров, каждый из которых представлял бы законченный клип”. Сначала он заинтересовался, но, узнав, что материал на татарском языке сказал, что ничего не получится. Настойчивый Асадуллин заставил Александренко выслушать записи. Они привели друга в полный восторг: “Это гениально! Надо обязательно делать!” Л.Александренко посоветовал Асадуллину пойти в Соборную мечеть Москвы, где Альберт познакомился с сегодняшним Председателем Совета муфтиев России Равилем Гайнутдином. Выслушав планы Асадуллина, Равиль Гайнутдин сказал: “Альберт, Вас просто Аллах к нам послал. В этом году в стране отмечается великое событие – 1100-летие со дня принятия Ислама нашими предками. И Ваше действо будет лучшим подарком для наших единоверцев к празднику”.
Муфтий Равиль Гайнутдин не только благословил, но и оказал непосредственную поддержку в создании спектакля. 
 
А.Асадуллин: В начале июня я еду в Казань, убежденный в том, что там к встрече великого события основательно готовятся. Думал, куда я еду, наверняка, все артисты много интересного уже придумали: стихи, оды, представления. Мне, наверное, даже некуда будет вставить свой спектакль. Приехав, узнал, что в Казани не готовится ни-че-го. И я приступил к работе. Это сейчас люди из обыденных вещей делают шоу, подтягиваются такие силы! У нас тогда не было ни денег, ни спонсоров. В помощь пришла одна строительная организация, дай Бог им здоровья, которая помогла нам соорудить сцену в виде Каабы. В работе над спектаклем помогло и мое образование: все проекты я чертил сам.
Мы подтянули колоссальный по тем временам звук и свет из Москвы, лазерные установки были привезены из Ленинграда. Задействовали три детских коллектива, в общем количестве около 120 человек, и актеров театра имени К.Тинчурина. Монтировали и делали все на сумасшедшем энтузиазме, так как даже заплатить никому не могли, рассчитывали на то, что сможем расплатиться деньгами с продажи билетов. К счастью, так и произошло.
И вот наступило 22 августа. До этого все дни стояли солнечные, а в этот с утра зарядил дождь. Но, несмотря на погоду, стадион был полон. И здесь случилось нечто фантастическое: перед началом представления поднялся легкий ветерок, и тучи над стадионом разошлись. Удивительно, за пределами Кремля лил дождь, а над стадионом – чистое со звездами небо!
Представление началось. В зеленое поле (его изобразили с помощью огромного зеленого полотна шифона) выходит главный герой и читает первую суру Корана “Фатиха”, с которой начинается любое дело мусульманина. Своей работой мы хотели показать, что то доброе и вечное, которое мы несем в своей религии, нам давалось с большим трудом, нам приходилось преодолевать невероятные препятствия, чтобы сохранить свою веру в Аллаха. В процессе спектакля эти препятствия были показаны: совдеп, иноземцы, которые ломали, трансформировали, пытались изменить жизнь и суть мусульман, цивилизация, войны. Завершает спектакль сцена возрождения, переход в новый мир, чистый и свободный. Зеленое полотно, служившее в начале спектакля полем, посредством крана из-за кулис было поднято. Получилось гигантское развевающееся зеленое знамя - знамя Возрождения. Если в начале спектакля Магди читает молитву тихо-тихо, чтобы его никто не слышал, так как это наказуемо было в совдепе, то в завершение представления он поет ее в полный голос, словно в другом измерении, в парящем над землей состоянии - уже проведен мост в новое время и пространство. И вдруг небо снова смыкается и начинает идти дождь. Вы можете себе подобное представить?! Все присутствующие оценили его как дождь очищения: мы прошли через все невзгоды и унижения, но сохранили свою веру и нацию. Люди просто падали ниц и молились.
В переломный момент 1989-1990 годов это было очень значимое событие для осознания людей. Мы показали, что наша нация поднялась с колен, мы уверены и сильны. "Магди" - это история нашего народа.
-  Что было после “Магди”?
- В конце 1989 года меня ждал Театр оперы и балета (г.Казань), в котором я должен был сыграть главную партию в первой национальной рок-опере Рашида Калимуллина “Крик Кукушки”. После “Магди” я слег в больницу с воспалением легких, видимо, работе над спектаклем отдал все свои силы. Из больницы вышел только в 20-х числах ноября, несмотря на то, что сроки премьеры поджимали, меня ждали до последнего. И я не подвел. За 12 дней выучил весь материал: сольную партию, хореографию, сценографию. В середине декабря благополучно прошла премьера.
- Неужели столь значимый спектакль как “Магди” был представлен лишь два раза – 22 и 23 августа? Жители других городов его не видели?
-  С начала 1990-го года я начал собирать балетную труппу для создания
сценической версии “Магди”. Вместе с моим единомышленником Ренатом Шамсутдиновым нам это удалось сделать. С концертной программой мы выступили в нескольких городах Татарстана, Ленинграде и Москве. Но это оказалось никому не нужным. Мне говорили: “Альберт, зачем тебе все это?” И в 1991 году я распустил свой коллектив. К сожалению, есть только небольшой слой людей, кому это действительно нужно. То, что делаю я, надо понимать и пропускать через сердце. А это могут не все.
 
 
“Жемчужины”

К 1000-летию родного города – Казани, Альберт Асадуллин выпустил новый альбом “Жемчужины”, работа над которым длилась шесть лет. В него вошли известные татарские народные и авторские песни, в лице Салиха Сайдашева, Рустама Яхина и других. Каждая из этих песен на слуху, но благодаря обработке и исполнению Альберта Асадуллина на чистейшем татарском языке они, поистине, превратились в музыкальные жемчужины нашего народа.
Необычен альбом и тем, что в нем нет привычных пауз после песен – каждая композиция через музыкальные переходы плавно перетекает в другую. Особый интерес представляет и звукошумовой сценарий альбома: открывается и завершается он сценами приезда и отъезда поезда. Это наглядно продемонстрировано записями разговоров на перроне, звуками подъезжающего поезда, которые были записаны на вокзале Казани лично Асадуллиным. Вошли в альбом и разговоры прохожих, призыв муэдзина, пробивающиеся между песнями, диалог Альберта Нурулловича с мамой – Нагимой ханум. Последняя композиция – это отъезд поезда Казань-Санкт-Петербург, в которой – мысли, ощущения, эмоции уезжающего из родного города человека.
По приемам, аранжировкам, смыслу – все песни абсолютно разные, но в совокупности составляют единое произведение, как лоскутное одеяло, состоящее из разных кусочков ткани, при соединении которых получается цельное полотно. Именно образа лоскутного одеяла Асадуллин придерживался не только при подборе материала, но и при оформлении альбома. Возможно, он и получился таким уникальным потому, что автором идеи от начала до конца был сам Альберт.
В музыкальном сопровождении звучат традиционный курай, кубыз, ударные, фортепиано, саксофон, контрабас, разные гармоники. В записи приняли участие струнный квартет, джазовая группа. Покоряет волшебной красотой песня “Тяфтиляу”, исполненная a capella. “Перед записью этой песни я попросил выключить свет в студии. Мне сказали: “Мотор!”, но запел я только через минуты две. Ребята даже испугались за меня, - рассказывает А.Асадуллин. – А мне нужно было наполниться, потому что эта песня для меня  как молитва. И я запел. Второго дубля не было. Прием a capella редко используют теперь на нашей эстраде, так как вокалисты боятся быть голыми, хотят прикрыться звуками инструментов. А ведь такое пение – это душа, кроме нее здесь нет ничего”.

-  Альберт Нуруллович, Вы стали популярным артистом буквально за год. Известность изменила что-то в Вашем характере?
-   К сожалению, я остался таким же.
-  Почему, к сожалению?
- Профессия артиста требует определенной жесткости. Надо уметь работать локтями, наступать на горло где-то себе, а где-то и другим. Я же по жизни человек очень мягкий. Рядом с артистами должны быть сильные импресарио, менеджеры, продюсеры. Такого у меня не оказалось. Это, конечно, хорошо, по человеческим качествам, важно оставаться самим собой в этом мире. Но в мире (я не люблю этого слова) “шоу-бизнеса” надо быть жестким, уметь утверждать свою позицию. Когда я начал делать “Магди”, то думал, какие проблемы – сделаю спектакль, вернусь через год к основной работе и все будет как прежде. Ан, нет. Поменялись ценности, везде появились новые люди, новые редактора. Если раньше мерилом и ценой твоего появления на телевидении был талант, то с начала 1990-х годов все решают деньги. В силу того, что по жизни я безсеребряник, для меня выбраться из этой ситуации с каждым годом становилось сложнее.
-  Альберт Нуруллович, что для Вас музыка?
-  Как-то в кругу друзей я задал им вопрос: без чего человек не может прожить ни одного дня (воздух в счет не берем)? Без еды можно, без воды – труднее, но тоже можно. Я им сказал, что человек не может прожить ни дня без музыки. Мне не поверили. Но ведь где бы мы ни находились, мы всегда стараемся включить музыку: телевизор, радио, магнитофон и т.д. Если даже ничего подобного рядышком нет, у нас в голове всегда крутится какая-то мелодия. И не важно, есть у человека голос или нет, он всегда что-то мурлычет. Это точно абсолютно. А шум листвы, плеск воды, дуновение ветра – разве это не музыка?
 
Дина АЛЯУТДИНОВА
Последнее обновление: 11 сентября 2012, 16:00
Copyright © 2003-2017
Обнаружили ошибку? Выделите слово или предложение и нажмите CTRL+ENTER
Яндекс цитирования