БАРАНОВ Александр. Главному педиатру России - 70 лет

В непростые для России девяностые годы этот человек сумел сохранить и продолжить традиции отечественной педиатрической школы.

Директор Научного центра здоровья детей РАМН, председатель исполкома Союза педиатров России, главный педиатр России, вице-президент РАМН, академик РАМН, автор 30 монографий по актуальным проблемам охраны здоровья детей. А еще подготовлено 70 докторов и кандидатов медицинских наук...

Не уверена, что в нужном порядке обозначила регалии Александра Александровича Баранова. Да и назвала не все. У него было и есть столько высоких постов, наград... Но сколько знаю этого человека, никогда не замечала в нем ни гроша важности, значимости. Хотя была свидетелем того, как упорно, упрямо, без оглядки на должности и авторитеты, отстаивал он право педиатрии на жизнь.

Да, был такой позорный момент в нашем здравоохранении, когда высокую инстанцию посетила лихая идея: прекратить подготовку педиатрических кадров в медицинских вузах, заменить педиатров семейными врачами. Госдума почти готова была одобрить нововведение. Как раз в это время шел очередной съезд педиатров России. Воспользовавшись его трибуной, Александр Баранов вместе с Леонидом Рошалем, призвав на свою сторону педиатрическую общественность страны, пошел войной против "закрытия педиатрии". И выиграл битву.

Сегодня та история может кому-то показаться абсурдной. Увы, но это было. Было! И разве не случалось так, что верх одерживал именно абсурд? Не всегда и не каждый способен ему противостоять. Баранов способен.

Александр Баранов: Я считаю педиатрическое образование самым универсальным. Педиатр может лечить не только детей, но и взрослых. Никак не наоборот. Может, вы не знаете, что лучшие семейные врачи - педиатры. В этом я убедился, когда работал в сельской районной больнице Татарстана.

В Татарстан Баранов попал после окончания Казанского мединститута. Мы с Александром Александровичем почти земляки: я родилась в Горьком, который теперь опять Нижний Новгород, а Баранов - в селе Большое Устинское Шарангского района Горьковской области. Навсегда в речи Баранова еле заметно, но сохранилось нижегородское оканье.

Баранов из семьи удивительных сельских интеллигентов. Отец Александр Иванович - фельдшер. Мама Валентина Семеновна из семьи раскулаченных крестьян, 20 лет работала директором сельской средней школы. И вот ведь как сложилось: старший сын Александр пошел по стопам отца в медицину. Младший Николай по стопам матери - учительствует в одной из лучших школ Нижнего Новгорода.

Деревенское детство - военное и послевоенное. Полуголодное. Дети трудились. То в ночное зовут. То на косьбу, то на заготовку дров. Не пойти нельзя - не будут начислены трудодни. Отец участвовал в военных действиях в Финскую войну, потом в Великую Отечественную. В 1941 году был тяжело ранен в голову. Выжил, но остался инвалидом. И потом всю жизнь работал медицинским фельдшером на 11 деревень, которые не по соседству, а за километры друг от друга. Телефонов не было. Были ходоки, которые и днем, и ночью, в любую погоду, в любое время дня и ночи шли в дом Барановых, который вмещал в себя и жилье семьи, и медпункт. Александр Александрович и сейчас убежден, что сельский целитель должен жить и работать под одной крышей.

Такая жизнь могла бы отвратить от профессии целителя...

Баранов: (смеется) Может, кого-то и могла. Меня напротив. Я видел, ощущал огромное уважение сельчан к отцу. А главное, его удовлетворенность своей работой. Я никогда не слышал, чтобы он жаловался на усталость, чтобы долгий, сбивчивый рассказ кого-то о своих болячках его раздражал. Слушал и помогал. У меня не было сомнений в выборе профессии. Закончил сельскую десятилетку и отправился в Казанский медицинский институт.

Российская газета: Педиатрия была выбрана сразу?

Баранов: В приемной комиссии мне сказали: на лечебный факультет из сельской школы поступить проблематично. Попробуйте на педиатрический. Попробовал и прошел. Оказалось, что с моими оценками вполне мог пройти и на лечебный. Но я благодарен судьбе, что она так вмешалась в мой выбор.

РГ: А правда, что за два года вашей работы в сельской районной больнице Татарстана вы умудрились добиться снижения младенческой смертности в два раза?

Баранов: Правда.

РГ: И что вы для этого сделали?

Баранов: Я был единственным педиатром на весь район. В одном лице был заведующим детским отделением, районным педиатром и заместителем главного врача района. Так вот. Я собрал всех родителей и не пожалел времени на то, чтобы объяснить им важность профилактических прививок детям, диспансеризации, профилактических обследований. Ведь многие и сегодняшние наши беды - причем не только в глухомани, но и в столице, оттого, что родители плохо информированы, что не знают возможностей современной охраны здоровья. Вот кашляет ребенок - пройдет. Дадут чай с малиной и ладно. А "ладно" далеко не всегда. Кашель может быть признаком серьезного инфекционного заболевания. Того же коклюша или бронхиальной астмы.

РГ: Коклюша?

Баранов: Сейчас нередки случаи не распознанного коклюша, особенно у детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Почему? Прививки против коклюша проводятся на первом году жизни ребенка. Иммунитет сохраняется не более пяти-шести лет. Но очень немногие знают, что нужно проводить повторную прививку. Не проводят...и дети болеют. Не только сами болеют. Обычно именно в это время, когда один ребенок идет в школу, семья заводит малыша. И старший невольно заражает младшего. А для малыша коклюш смертельно опасен. Это нонсен, когда, в мегаполисах от коклюша умирают младенцы.

РГ: А от чего еще сейчас чаще всего гибнут ребятишки?

Баранов: Более всего нас беспокоит гибель детей в первые дни жизни: от поражений центральной нервной системы, пороков развития, внутриутробных инфекций, наследственных болезней, респираторных расстройств.

РГ: С этим бороться можно?

Баранов: Можно и нужно. Для этого существует дородовая профилактика.

РГ: Она действует? Или только провозглашена?

Баранов: Действует. Доказательство тому снижение заболеваемости и смертности новорожденных. В самые сложные времена девяностых, когда практически обрушилось здравоохранение, огромными темпами стала расти общая смертность населения, младенческая смертность неуклонно снижалась. Это важно: ведь младенческая смертность - некий барометр социального благополучия общества

РГ: Благополучия не было, а младенческая смертность снижалась. Почему бы это?

Баранов: Именно потому, что в стране в свое время нашими выдающимися предшественниками, педиатрами была создана очень мощная, очень надежная, лучшая в мире система охраны здоровья детей. И наша заслуга в том, что нам эту систему удалось сохранить.

РГ: Хорошо помню и ваше, и Рошаля выступления и в Госдуме, и на съезде педиатров в защиту отечественной педиатрии.

Баранов: Наши доводы были услышаны правительством, депутатами. Педиатрию удалось сохранить. Вспоминаю, как на Европейском конгрессе педиатров, который происходил в Москве в 2009 году, ко мне подошел известный в Европе профессор, педиатр из Чехии. Его слова запомнил. Он сказал: мы не жалеем, что отказались от коммунистического прошлого. Но очень жалеем, что отказались от советской системы охраны здоровья детей и подготовки врачей-педиатров. Они теперь таких специалистов не готовят. Мы готовим.

РГ: Александр Александрович! Вы всю жизнь в педиатрии. В 1979 году вы стали директором Горьковского (Нижегородского) НИИ педиатрии. И сумели сделать этот ранее весьма скромный институт центром детской гастроэнтерологии. Последние десять лет вы главный детский доктор страны. Люди редко довольны системой охраны здоровья. Но объективно, на ваш взгляд, мы сегодня бережем детей лучше, чем, скажем, десять лет назад. Или хуже?

Баранов: Лучше. Этому содействует и национальный проект "Здоровье", и политика государства в области демографии. За последние десять лет произошло беспрецедентное снижение младенческой смертности. Сегодня она почти на уровне развитых стран Европы. А в некоторых регионах даже ниже. Стабилизировался показатель инвалидности и заболеваемости детей. Ощутимы успехи в снижении инфекционных болезней, так как расширился национальный календарь профилактических прививок. Речь прежде всего о гепатите В, кори. По большому счету их просто в стране нет. Возможности педиатрии заметно выросли, потому что в нашу область пришли высокие технологии.

РГ: От каких недугов они помогают избавить ребенка?

Баранов: Имею в виду прежде всего хирургическое лечение врожденных пороков, лечение детей с онкогематологическими болезнями, ревматоидными артритами. Более 50 тысяч российских детей каждый год проходят лечение с применением высоких технологий. Кстати, каждый седьмой из этих ребятишек лечится в нашем центре.

РГ: Вы сказали о наших великих педиатрах. Некоторых из них посчастливилось знать. Помню Юлию Фоминичну Домбровскую. Она мне как-то сказала, что у врача, прикасающегося к телу ребенка, должны быть теплые руки.

Баранов: Нельзя иначе: в руках педиатра хрупкая, нежная, жизнь. Меня лично очень беспокоит, что прием в медицинские вузы, в том числе и на педиатрические факультеты, сейчас формализован. Прежде всего ЕГЭ. А ЕГЭ не позволяет понять душу того, кто идет в детскую медицину.

РГ: В прагматичный век душа обязательна?

Баранов: Обязательна!. Детей надо любить. Надо любить их родителей. Надо уметь сострадать.

РГ: Вам приходиться общаться с теми родителями, ребенка которых спасти невозможно. Тогда как?

Баранов: Даже не знаю, как вам ответить. Лично для меня это всегда трагедия.

РГ: А говорят, что врач не должен умирать с каждым безнадежным пациентом.

Баранов: Говорить можно всякое. А на деле... Для меня это всегда страшное горе. Как может не болеть у меня душа, если я знаю, что для многих ребятишек с редкими наследственными болезнями в мире уже есть препараты. А у нас они или еще не зарегистрированы, или их нет, потому что они импортные и очень дорогие. Значит, нашим детям они пока не доступны.

РГ: И что же делать?

Баранов: Во многих странах мира существуют специальные благотворительные фонды, которые таким детям помогают. Ни одно здравоохранение мира не в состоянии нести все расходы на охрану здоровья. Мы этого никак не поймем. А пора бы!

РГ: Не потому ли часто российских детей мы направляем на лечение за рубеж?

Баранов: И поэтому тоже. Но по большому счету, уж такой необходимости нет. Может, только за исключением случаев, когда нужна пересадка сердца - у нас не решены законодательные нормы трансплантации в педиатрии. В остальных случаях такой необходимости, убежден, нет. Сегодняшний уровень педиатрической специализированной помощи детям соответствует мировым стандартам. К нам в центр каждый год обращается почти тысяча пациентов из зарубежных стран. В том числе из таких продвинутых в области медицины, как Германия, Испания, Франция, Англия, Нидерланды. Консультативно-диагностический центр нашего учреждения ведет прием по 32 детским специальностям. Такого нигде в мире нет. В 1995 году в клинику детских болезней Первого московского мединститута, которую я тогда возглавлял, приезжала Хиллари Клинтон. Мы разговаривали более двух часов. Ее очень интересовала наша система охраны здоровья детей. И то, что сейчас делается в США по реформированию детского здравоохранения - во многом предсказано нашей службой. Мы долгие годы были, без преувеличения, образцом профилактической направленности службы, основы которой заложил великий Семашко. Нашу модель используют в Канаде, Швеции, Австрии, Японии, на Кубе.

Новый импульс развития охраны здоровья детей обусловлен вниманием, которое ей оказывают президент и правительство. Назову некоторые события последнего времени. В Послании президента 30 ноября прошлого года, в решениях комиссии по модернизации здравоохранения от 24 мая 2011 года, заседания президиума Госсовета 30 мая 2011 года огромное внимание охране здоровья детей России.

РГ: У вас четыре дочери и трое внуков. Их будущее...

Баранов: Надеюсь, династия врачей на мне не прекратится.

Вместо послесловия

В редакцию пришел дедушка шестилетней Маши. У внучки тяжелейшее и редкое заболевание. Жизнь родителей Маши сложилась так, что они, а значит и Маша, коренные россияне, оказались гражданами ближнего зарубежья. Там помочь девочке невозможно. А в России - только за большие деньги. Во всем мире иностранцев бесплатно не лечат. Сказать это убитому горем дедушке? Он и сам об этом знает, потому и пришел в редакцию за помощью. Стали обращаться в разные высокие инстанции. Тщетно. Посоветовали оформить Машеньке российское гражданство. Посоветовать легко. Оформить сложно. На это, кроме прочего, требуется время, которого у Маши вовсе нет. Мне сказали: "Попросите Баранова. Он не откажет. Он что-нибудь придумает". Не знаю, что придумал Александр Александрович. Но Машеньку спасли. В уникальном центре, который возглавляет детский доктор Баранов.

... На днях в Благовещенске произошло страшное, дикое. У мальчика, которому полтора года, сгорели ноги. Сгорели так, что их пришлось ампутировать. Случилось это дома, при живой матери, в кроватке! Малыш нуждается в длительном лечении, реабилитации, протезировании... Баранов отправил письмо губернатору Амурской области. Предложил направить ребенка в свой центр, где ему создадут все условия для возвращения в жизнь. Александр Александрович уже нашел, уже договорился со спонсором о спасении малыша. Доктора Баранова не надо вызывать. Он вызывается сам.

... Александр Александрович эстет. В торжественных случаях надевает изящный смокинг, белоснежную манишку и "бабочку". Почти уверена: сегодня вечером по случаю семидесятилетия главный детский врач страны будет при полном параде рядом со своей красавицей женой профессором, педиатром Лейлой.

Ирина Краснопольская,
фото С.Савостьянов

"Российская газета" - Федеральный выпуск № 5527 (151)

14.07.2011г.

Последнее обновление: 11 сентября 2012, 15:59
Copyright © 2003-2017
Обнаружили ошибку? Выделите слово или предложение и нажмите CTRL+ENTER
Яндекс цитирования