Исхак Ахмеров. Герой невидимого фронта

Славный сын татарского народа, один из выдающихся представителей советской нелегальной разведки Исхак Абдулович Ахмеров (1901–1976) входит в высшую когорту асов разведслужбы мирового уровня. Имя его замалчивалось в нашей стране в течение десятилетий даже после его смерти. Более подробные сведения о нем появились у нас в последние годы, изложенные, конечно, самими разведчиками и, стало быть, пропущенные через необходимое «сито». А если заглянуть в Интернет на английском языке и просмотреть многочисленные публикации в США по персоналиям и проблемам современной разведки, можно найти сотни упоминаний об Ахмерове. Искать следует в различных вариантах: «Юнг», «Альберт», Билл Грейнке, Майкл Грин, Майкл Адамель, «Мэр» и т.д. И любой читатель невольно придет к выводу, что Исхак Ахмеров был одним из выдающихся разведчиков периода Второй мировой войны.

Десять лет в США накануне и в период войны (1935–1945 гг.) и непрерывная деятельность днем и ночью в качестве руководителя разветвленной сети нелегальной разведки – это очень много даже по меркам разведслужбы. Достаточно отменить, что, по официальным сведениям СВР, только за последние два года, в 1943–1945 годах, от резидентуры Исхака Абдуловича было получено 2500 пленок с информационными материалами на более чем 75 тысячах машинописных листов! За эту титаническую работу в нелегальных условиях И. А. Ахмеров и его жена были отмечены государственными наградами: он – орденами «Знак Почета» и Красного Знамени, Хелен («Таня») – орденом Красной Звезды. После окончания войны за работу по «Манхэттенскому проекту» Исхак Абдулович был удостоен второго ордена Красного Знамени.

Источники резидентуры находились на многих объектах правительства США. И особо охраняемые американцами секреты регулярно поступали к Ахмерову и затем незамедлительно направлялись в Москву. Из опубликованных сотрудниками внешней разведки материалов видно, что еще до начала Тегеранской конференции великих держав советская делегация своевременно получила информацию о планах и намерениях американцев, намечаемых ими шагах.

Небольшая высококвалифицированная интернациональная группа, действовавшая в различных точках планеты: Рихард Зорге – в Токио, Ким Филби – в Лондоне, Яков Рейзман, Исхак Ахмеров и Рудольф Абель – в крупнейших центрах США, в течение длительного времени обеспечивала советское руководство ценнейшей военно-политической информацией, полученной из первоисточников, так сказать, из первых рук. Это способствовало принятию правильных государственных решений в сложнейшие годы развития страны. Под тяжестью различных обстоятельств по истечении времени все они «засветились»: Р. Зорге и Я. Рейзман погибли, Р. Абель оказался в тюрьме, К. Филби был вынужден навсегда покинуть Англию. Все, кроме И. Ахмерова, который благополучно вернулся со своей американской женой в Москву после успешного завершения поставленных задач. И еще тридцать лет до конца жизни продолжал служить своему любимому делу и интересам государства.

Тяжелое детство

Исхак Абдулович Ахмеров родился 7 апреля 1901 года в городе Троицке Оренбургской губернии в бедной татарской семье. Отца, который скоропостижно скончался когда Исхаку было всего несколько месяцев, он знал лишь по рассказам матери. Мать с грудным ребенком была вынуждена перебраться к своему отцу в один из уездных поселков Казанской губернии. У деда Исхака была большая семья, они сами едва перебивались с хлеба на чай. Дед кустарь-скорняк приучил смышленого мальчика к своему ремеслу, которое позже пригодилось ему в разведывательной работе. Но об этом позже.

С малых лет Исхак познал нужду. Дед умер, когда мальчику было всего двенадцать лет. Он пошел в батраки к местным баям, в течение последующих пяти лет освоил полдюжины профессий: был мальчиком на побегушках в галантерейном магазине, работал шлифовальщиком и подмастерьем в типографии, помощником электромонтера и хлебопеком. После Февральской революции «выбился в люди» – стал работать приказчиком в мануфактурном магазине, чем очень гордилась мать. Но после Гражданской войны магазин закрылся из-за отсутствия товаров.

Жажда к знаниям

Исхак очень хотел учиться и приобрести полезную специальность. Советская власть ему помогла: по путевке Казанского Совета он был направлен в Москву на бухгалтерские курсы, по окончании которых семнадцатилетний юноша поступил в Наркомпрос Татарстана. В 1919 году он был принят в партию, и через год молодого активного работника избрали депутатом Казанского горсовета. Неуемный Исхак чувствовал нехватку знаний и выразил желание получить высшее образование. В 1921 году казанцы вновь направили его на учебу в Москву – в Университет народов Востока, где он стал изучать турецкий язык. Через год Исхак Ахмеров был переведен на факультет международных отношений МГУ (предвестник МГИМО). Здесь вместе с такими общеобразовательными дисциплинами, как история международных отношений, международное публичное и частное право, он, кроме турецкого, штудировал и французский язык, считавшийся тогда в Турции языком местной элиты. Чуть позже он занялся изучением английского языка, который через десять лет станет его вторым родным языком на долгие годы.

Путь к вершинам

В Москве быстро раскрылись его способности к освоению языков и огромный талант коммуникабельности – архиважные черты для будущего разведчика-нелегала. Но пока предстояло в ускоренном темпе освоить еще две важные специальности – педагога и дипломата. После окончания МГУ в 1923–1924 годах он работал заместителем директора Московского педагогического техникума. Позже педагогические навыки ему очень пригодились, особенно в вербовочной деятельности.

В 1925 году Исхак Ахмеров был переведен в Наркомат иностранных дел СССР и после короткой стажировки командирован в город Термез, в посольство СССР в Бухарской Республике. После воссоединения этой республики с Узбекистаном И. Ахмерова, как знатока турецкого языка, назначают секретарем Генконсульства СССР в Стамбуле. В 1928–1929 годах Исхак Ахмеров исполнял обязанности генерального консула СССР в Стамбуле. По существу он за три года прошел путь от стажера до генконсула. Такой путь нынешние российские дипломаты при нормальном стечении обстоятельств проходят примерно за 25–30 лет!

Можно с уверенностью предположить, что именно к этому периоду относится и начало сотрудничества И. Ахмерова с внешней разведкой. Он установил обширные связи с влиятельными представителями турецкой элиты, завел полезные знакомства с представителями иностранной колонии, приобрел опыт общения с иностранцами, познакомился с основами вербовочной работы, усовершенствовал знание турецкого, французского и английского языков.

Разведчик-востоковед

После возвращения из Турции в Москву И. Ахмеров несколько месяцев работал в Наркомате иностранных дел: нужно было «отметиться», показать, что он действительно является представителем дипломатического ведомства. В начале 1930 года Ахмеров зачисляется на работу в контрразведывательное подразделение ОГПУ в качестве оперативного работника и направляется в Бухару, где в течение года активно участвует в борьбе с басмачеством.

После возвращения из командировки он был зачислен на работу в ИНО ОГПУ и направлен на учебу в Институт красной профессуры, поскольку в те времена специальной разведшколы не было. На факультете мирового хозяйства и мировой экономики И. Ахмеров совершенствует знания, необходимые для работы в разведке, и одновременно изучает английский язык. Затем следует короткая стажировка в иностранном отделе ОГПУ. В январе 1933 года молодой разведчик был приглашен на беседу к начальнику разведки А. Артузову. Он объявил о решении руководства направить И. Ахмерова на работу в Китай по линии нелегальной разведки.

В Пекин Исхак Абдулович должен был выехать в качестве турецкого студента-востоковеда, легализоваться в стране и заняться приобретением источников, которые могли бы информировать внешнюю разведку об обстановке в стране и планах белогвардейцев и японцев в отношении СССР. Это было смелое и в то же время весьма рискованное решение: «превращение» бывшего советского консула в Стамбуле в турецкого студента в Пекине – в логове международного шпионажа!

В Пекин «Юнг» (оперативный псевдоним И. Ахмерова) должен был ехать через Европу, где «турецкому граждаНину» предстояло получить китайскую визу и на пароходе из Рима следовать до одного из китайских портов. Когда он в Риме обратился в туристическое агентство для организации поездки в Китай, ему объяснили, что большинство европейцев направляются в Китай через СССР, поскольку это быстрее, дешевле, а главное –безопаснее. В китайском посольстве он без труда получил въездную визу, но его предупредили, что для поездки в Пекин он должен получить еще и советскую транзитную визу. Это тоже не составило большого труда. Но после выхода из советского посольства итальянские карабинеры доставили его в полицию для допроса. Их интересовало, зачем он посетил совпосольство. После толкового объяснения турецкого подданного отпустили.

Небезопасен был и небольшой эпизод, когда И. Ахмеров пересекал российско-китайскую границу в оккупированной японцами Маньчжурии. Знающий русский язык японец допрашивал «турецкого гражданина» через переводчика-татарина о целях его визита в Китай. Тот переводил с турецкого на русский и обратно. В какой-то момент у татарского переводчика возникло подозрение: действительно ли перед ним стоит турок, а не татарин со знанием турецкого языка? Прослеживая весь процесс перевода, Исхак Абдулова быстро уловил, что он во что бы то ни стало должен «переубедить» сомневающегося татарина в том, что перед ними стоит стопроцентный гражданин Турецкой Республики. Чем не сюжет для приключенческого романа или документального фильма! И это ему удалось. В Пекин разведчик «Юнг» добрался благополучно и поступил в самый престижный американский университет, где обучались в основном иностранные студенты и представители тогдашней китайской элиты. Он быстро установил доверительные контакты с нужными носителями информации. От английского студент, поддерживающего контакты с посольством Великобритании, он получал информацию о планах Японии в Китае, а шведский студент снабжал Ахмерова интересными сведениями о деятельности японцев в Маньчжурии. Эта информация получала положительную оценку в Центре. Там уже назревал проект о переброске «Юнга» с Востока на Запад.

Исхак Ахмеров – житель США

В 1934 году руководство разведки приняло решение направить И. Ахмерова на нелегальную работу в США. После небольшой подготовки в Москве «Юнг» в 1935 году выехал в Европу. После нескольких дней проживания в Женеве он получил американскую визу и вскоре отбыл из Шербура в Нью-Йорк на французском скоростном лайнере «Нормандия». Сразу после прибытия в Нью-Йорк он устроился на учебу в Колумбийский университет –

в целях плавной легализации и для совершенствования знаний английского языка. Спустя некоторое время он приобрел документы гражданина США. Отныне он – стопроцентный американец по всем параметрам: по культуре и менталитету, по привычкам и знанию языка.

В течение первого года пребывания в США И. Ахмеров восстановил связь с рядом ранее «законсервированных» агентов. Но оказалось, что немалая часть из них уже утратила разведывательные возможности. Предстояло создать и приобретать новые источники информации, с чем он блестяще справился. К началу 1936 года в нелегальной резидентуре «Юнга» уже активно работало шесть американских сотрудников, в том числе две женщины.

В 1938–1939 годах возглавляемая Исхаком Абдуловичем нелегальная советская резидентура в США имела около двух десятков источников в военных и дипломатических ведомствах США, а также в других важных государственных учреждениях. По недавно опубликованным в нашей печати сведениям, ценную для нашей страны военно-политическую информацию И. Ахмеров получал от завербованного им агента «Норд», который работал в военном министерстве и имел доступ к докладам военных атташе США за рубежом, а также к принимаемым по этим докладам правительственным решениям. Исключительно ценным источником «Юнга» был агент «Корд», занимавший руководящее положение в госдепартаменте США. Он был завербован на идейно-политической основе. Будучи антифашистом по убеждениям, он считал, что только СССР может остановить агрессию Гитлера в Европе, поэтому сознательно шел на углубление сотрудничества с советской разведкой.

Поступавшая от «Корда», т. е. из госдепартамента, секретная информация высоко оценивалась в Центре и регулярно докладывалась высшему советскому руководству. Она позволяла Кремлю в предвоенные годы быть в курсе дела о позиции США по самым актуальным международным проблемам. Среди сведений были и копии политических докладов послов США в Берлине и Лондоне, Париже и Риме, а также в других европейских столицах.

Большинство источников знало, что работает на Советский Союз, и сознательно оказывало нам помощь, считая это своим вкладом в совместную борьбу против общего врага – фашизма. Многие из них работали бесплатно.

Вскоре после прибытия в США И. Ахмеров привлек к сотрудничеству в качестве содержательницы конспиративной квартиры американку Хелен Лоури (оперативный псевдоним «Таня»), племянницу тогдашнего генерального секретаря компартии США Эрла Браудера. Хелен оказалась не только великолепным связником и хозяйкой нескольких конспиративных квартир, но и приняла активное участие в мероприятиях по получению надежных американских документов для вновь прибывающих сотрудников нелегальной резидентуры «Юнга». Более того, она вскоре сама плавно подключилась к «добыче» интересной информации из первых рук, используя свое обаяние и личные связи среди сотрудников администрации Белого дома.

Элегантный и умный татарин «Юнг», часто встречавшийся с Хелен, влюбился в свою американскую помощницу. Молодая и красивая девушка ответила ему взаимностью, и они решили пожениться.

Надо сказать, что среди ближайших помощников И. Ахмерова Хелен занимала особое место и оказывала огромную помощь во всей работе советской резидентуры. Она стала верной супругой и незаменимой помощницей как в американской, так и в московской жизни Ахмерова. И здесь он сделал абсолютно безошибочный выбор: по любви и по необходимости! Но предстояло пройти рискованное испытание. Сталинские репрессии коснулись дипломатов и сотрудников разведки. По указанию наркома внутренних дел Берии в 1939 году Центр отозвал из-за границы почти всех легальных и нелегальных резидентов, в том числе и Ахмерова. С тяжелым сердцем и недоумением воспринял Исхак Абдулович указание о своем отзыве. Как бросать все, когда результаты работы безупречны и добываемая им информация чрезвычайно нужна нашему государству, особенно в преддверии Второй мировой войны?

В сентябре 1939 года на стол Лаврентия Берии лег рапорт разведчика-нелегала «Юнга» из Вашингтона. В ответ на указание всесильного наркома НКВД законсервировать возглавляемую им резидентуру и отбыть в Центр полковник Ахмеров просил разрешения на вступление в брак с «Таней» и возвращение в Москву вместе с ней. Случай, надо сказать, экстраординарный в мировой практике разведслужбы, тем более тогдашней советской. Берия пришел в ярость. Он вызвал начальника внешней разведки генерала Фитина и устроил ему разнос, заявив, что «в нелегальную резидентуру НКВД в США пробрались американские шпионы».

По воспоминаниям генерала Павла Фитина, ему пришлось затратить много сил и энергии, чтобы разубедить наркома. В подготовленной им для Берии справке давалась высокая оценка поступающей от «Юнга» информации. В ней подчеркивалось, что Хелен («Таня») является племянницей лидера американских коммунистов, которого высоко ценит сам Сталин. Очевидно, именно этот аргумент сыграл решающую роль в том, что Ахмеров уцелел. Берия опасался вызвать гнев вождя и дал добро на брак.

Правда, в дальнейшем Берия все равно отыгрался на «Юнге». Когда в начале 1940 года руководитель нелегальной резидентуры в США И. Ахмеров прибыл с женой в Центр, Берия распорядился понизить «Юнга» в должности, до самой низшей ступени – до стажера американского отделения внешней разведки, а его боевой заместитель Норман Бородин был вообще уволен из разведки. В течение последующих двух лет осуществлялась тщательная проверка И. Ахмерова, а это значит, что его богатые оперативные возможности оставались нереализованными, пока не возникла острая необходимость в нем сразу после начала войны.

Возвращение резидента

В июле 1941 года было принято решение ввести законсервированную «Юнгом» нелегальную резидентуру в США и срочно направить туда вновь И. Ахмерова в качестве руководителя нелегальной разведсети. К этому времени Хелен («Таня») приняла советское гражданство и стала полноценной сотрудницей советской внешней разведки. В сентябре 1941 года Исхак и Елена – разведчики-нелегалы – отбыли к месту работы в США окольными путями через Восток.

Путь за океан лежал через Китай и Гонконг. Отсюда на пароходе они прибыли в США, Для этой поездки им подготовили соответствующие документы. В США они перешли на свои надежные старые паспорта.

Имея опыт нелегальной работы в США и хорошо зная оперативную обстановку в стране, Ахмеров сразу же после прибытия приступил к выполнению задания Центра. Для надежного прикрытия он создал коммерческую фирму по пошиву и реализации меховых изделий. Здесь ему пригодились навыки скорняка, полученные от деда. Каждый день с утра до обеда он работал в конторе, занимался финансовыми и коммерческими делами фирмы. Это позволило вывести фирму в число благополучных и серьезно закрепить положение разведчика в ранге преуспевающего бизнесмена. После обеда дома он изучал прессу и материалы по международным вопросам, готовился к предстоящим встречам с источниками-агентами. Два-три раза в месяц он выезжал из Нью-Йорка в Вашингтон для встречи с наиболее ценными источниками, как правило, по субботам и воскресеньям. Несколько раз в месяц в американскую столицу выезжала и Елена, выполняя задание мужа по связям. Одновременно она умудрялась учиться в университете на факультете педагогики. Таков был жесткий распорядок дня этой мужественной пары в течение пяти лет. Для сна оставалось лишь пять-шесть часов, и то не всегда.

Источники резидентуры – агенты Ахмерова находились на многих объектах правительства США, и особо охраняемые американцами секреты регулярно поступали к нему, а затем направлялись в Москву. Например, накануне и во время Тегеранской конференции великих держав советская делегация заранее получила информацию о планах и намерениях американцев, и в этом была большая заслуга Исхака Абдуловича, который получил сведения через своих агентов, как говорится, из первых рук.

Ахмеров располагал ценными источниками в Государственном департаменте, Администрации зарубежной экономики, Управлении департамента военной промышленности, ФБР, департаменте юстиции и других учреждениях. Один из его агентов добывал информацию по атомной проблематике (проект «Манхэттен»). Другой его агент, работавший в Управлении стратегических служб (внешняя разведка), передавал документальные материалы о военной инфраструктуре США, мероприятиях по подготовке военных операций. Большой объем секретных материалов поступал и от других источников.

Все вышеупомянутое позволяет утверждать, что полковник Исхак Абдулович Ахмеров был одним из выдающихся представителей внешней разведки. Он сыграл большую роль в укреплении обороноспособности нашего государства в наиболее суровое время для страны – в годы Великой Отечественной войны, возглавляя с 1941 по 1946 год нелегальную резидентуру в США.

Среди направляемых Ахмеровым материалов были сведения об оценках американцами военно-политического потенциала Германии, военных и политических планах правительства США, проекты документов, подготовленных для важных международных встреч, данные о переговорах германского посла в Ватикане с представителями президента Рузвельта об условиях выхода Германии из войны. Вся эта информация имела большое значение и докладывалась непосредственно высшему руководству.

После возвращения в Москву в 1946 году он был назначен заместителем начальника Управления нелегальной разведки КГБ и плодотворно трудился на этом посту около десяти лет. Неоднократно выезжал в краткосрочные спецкомандировки для восстановления связи и оказания помощи разведчикам-нелегалам. Выполнял и другие ответственные задания. После отставки по выслуге лет читал лекции в учебных заведениях советской внешней разведки.

Как отмечается в опубликованных источниках, в одном из своих выступлений Исхак Абдулович с гордостью заявил, что около десяти лет он был американцем и вместе с женой вел разведывательную работу, свободно разъезжая по стране, имел торговое предприятие, квартиру в Нью-Йорке, руководил солидными источниками-агентами в Вашингтоне, которые давали важную политическую информацию в условиях войны, освещали политику не только США, но и наших противников – Германии и Японии. «Когда из Центра получал сообщения, что эта информация имеет большое государственное значение, я понимал, что приносил большую пользу Родине, и чувствовал глубокую удовлетворенность».

В итоговых документах о работе внешней разведки в годы Великой Отечественной войны говорится: «Особенно успешно в годы войны в США действовал резидент нелегальной резидентуры, видный советский разведчик И. А. Ахмеров…» Редко кому из разведчиков удавалось заслужить такую высокую оценку!

Еще один абзац из воспоминаний людей, знавших его лично или его разведдеятельность: «Исхак Абдулович обладал большой силой воли, упорством, настойчивостью в достижении цели. Он старался не делать себе послаблений даже в мелочах. Это был человек большой души, увлеченный делом, которому он служил всю сознательную жизнь. Он был беззаветно предан своему Отечеству».

Исхак Ахмеров скончался 18 июля 1976 года на 76 году жизни. Его жена и боевая подруга Елена Ивановна (Хелен) умерла в 1981 году.

По мере появления все большего количества документальных материалов о жизни и деятельности Исхака Абдуловича Ахмерова его образ прямо напрашивается на создание остросюжетного художественного фильма или романа, документальной повести. Думаю, нет никаких проблем с открытием стенда в Государственном музее Татарстана или присвоением его имени одной из новых улиц быстрорастущей татарстанской столицы. Все это не требует каких-либо расходов. Было бы лишь желание и понимание величия его личности. Исхак Абдулович Ахмеров как никто другой из наших современников, на мой взгляд, заслуживает подобных знаков внимания.

Юлдуз Халиуллин

Впервые опубликовано в журнале «Татарстан». №3. 2008.

Последнее обновление: 28 сентября 2012, 15:38
Copyright © 2003-2017
Обнаружили ошибку? Выделите слово или предложение и нажмите CTRL+ENTER
Яндекс цитирования