По татарским местам столицы

Татарская слобода, Большая Ордынка, Басманные и Ямские улицы, Карамышевская набережная — эти и многие другие названия, словно витиеватый восточный орнамент, исстари вплетаются в многоцветный топонимический ковер Москвы и порой даже не воспринимаются как тюркские. Гулять по татарским местам столицы можно долго. Хотя столетия и не пощадили многих памятников архитектуры, имена и названия служат верным ориентиром, позволяющим  совершить увлекательное путешествие в историю.

Появление татар в Москве относят к первой половине XIV века, когда в Кремле обосновался Ордынский или Татарский посольский двор. Впрочем, и само слово «кремль» имеет, по мнению исследователей, восточное происхождение – монгольское или тюркское. Этот двор предоставлялся в распоряжение специальных ханских послов или баскаков, которые на первых порах исполняли роль постоянных представителей золотоордынского хана при московских великих князьях. А те, кто был рангом пониже, размещались, видимо, на Татарском подворье, находившемся в том районе нынешнего Китай-города, где стоит церковь Зачатия св. Анны. Это были, прежде всего, татарские и другие купцы, которые сгружали свои товары у пристаней, тянувшихся от устья Яузы по Москве-реке до стен Кремля.

Но наибольшую известность в истории города приобрела Татарская слобода в Замоскворечьи. Можно согласиться с теми исследователями, которые возводят её возникновение к первой половине того же XIV века. Ведь здесь проходила одна из главных дорог, ведущих из Москвы в Орду, — Улуг Сакма, которая позже получила название Большой Ордынской дороги или Большой Ордынки. А такая дорога, к тому же вблизи государева двора в Кремле, непременно привлекала к себе людей, занятых обслуживанием путников. Так по разные стороны этой дороги появились слободы кожевников, овчинников, стремянников, кузнецов, монетчиков и других мастеров, давшие название здешним улицам и переулкам. Вместе с другими здесь работали, конечно, татары и другие выходцы из Орды. В топонимике Замоскворечья и Заяузья сохранились и тюрко-татарские названия: Большие и Малые Ордынские и Татарские улицы и переулки, а также Балчуг, Болвановка, Кадаши, Таганка. Обращает на себя внимание название «Толмацкая слобода» (от «тылмач» - устный переводчик), что говорит о профессии населявших её людей, которые являлись посредниками в общении московских государей с посланцами Востока. Отсюда идёт и название Старого, Большого и Малого Толмачёвских переулков.     

Со временем этнический состав населения Татарской слободы претерпел изменения. После распада Золотой Орды потеряла своё прежнее значение Большая Ордынская дорога, а с началом христианизации «инородцев» при царе Михаиле Фёдоровиче стало сокращаться и татарское население Москвы. Одни покинули город, другие, из числа «служилых татар», согласились на переход в православие, не желая расставаться с полученными вотчинами. А с теми, кто остался в слободе и сохранил верность исламу, связана история московских мечетей. Правда, остаётся дискуссионным вопрос о том, где и как совершали молебен в Москве ордынцы, принявшие ислам при хане Мухаммаде Узбеке в первой половине XIV века, и имелось ли подобие мечети на территории Татарского двора в Кремле.

Более конкретные сведения сохранились о рядовых верующих. Итальянец Эрколе Дзани в своей «Реляции о путешествии в Московию» от 1672 года сообщает: «Вне города, в кибитках, живут подданные татары, коим позволено иметь мечеть». Где эта мечеть находилась, мы не знаем. Можно предположить, что речь идёт о Замоскворечье, где размещались кибитки торговцев лошадьми. Это были места, где ныне расположены Серпуховская и Павелецкая площади, а также там, где находился Конный двор (в районе нынешней Шаболовки остался Конный переулок). Он существовал вплоть до 1911 года, и затем был переведён на новое место, о чём красноречиво говорит сегодняшнее название – Новоконная площадь.

Первая настоящая каменная мечеть появилась в Москве лишь в 1823 году. На положительное решение вопроса властями не могло не повлиять, хотя бы косвенно, то, с каким героизмом сражались татаро-башкирские полки против французов в Отечественной войне 1812 года. Кстати, названия наиболее отличившихся полков и имена их героев запечатлены на внутренних стенах Храма Христа Спасителя в Москве.

Здание построенной тогда мечети и сейчас находится по адресу Большая Татарская улица, 28, и она по праву называется Исторической. Мечеть была воздвигнута и поддерживалась, благодаря щедрой помощи мусульманских благотворителей. В первую очередь, среди них следует назвать купца 1-й гильдии Салиха Ерзина (1833-1911), которого мы вспоминаем и в связи с его роскошным особняком, купленным им у купца Губонина. Он стоит на углу Большой Татарской улицы и Климентовского переулка, здесь Ерзин жил, и здесь же размещалась его контора.

Ещё один «татарский» адрес в Замоскворечье – Дом Асадуллаева в Малом Татарском переулке, 8. Особняк назван по имени Шамсуддина Асадуллаева (1841-1913), крупного бакинского нефтепромышленника, который после переезда в Москву продолжал заниматься благотворительной деятельностью. Он построил здесь прекрасное четырёхэтажное здание, которое предназначалась для мектеба – средней школы. Вплоть до 1941 года этот Дом был центром татарской культуры, здесь воспитывались первые поколения мастеров национальной оперы и балета, действовали литературные кружки, выпускались газеты и журналы, здесь творили Муса Джалиль и другие известные деятели татарской литературы и искусства. После возвращения этого здания татарам Москвы в 2003 году, здесь был открыт Татарский культурный центр, который стал подлинным очагом национальной культуры. А 26 апреля 2011 года, в день памяти выдающегося татарского поэта Габдуллы Тукая, произошло событие, которого все ждали очень давно. В двух шагах от Дома Асадуллаева, в сквере на Новокузнецкой улице, был торжественно открыт памятник великому поэту (автор – Салават Щербаков).

Направляясь далее в сторону Кремля, мы невольно обратим внимание на угловую башню кремлёвских стен, Беклемишевскую, которая выходит к Москворецкому мосту и словно продолжает «татарскую» тему. Служилые татары братья Фёдор и Афанасий Беклемиши (от тюркского «беклемиш» – охраняющий, запирающий) участвовали в строительстве первых каменных стен Кремля в 1372 году. А правнук Фёдора, «боярский сын» и думный дворянин Иван Никитыч Беклемишев по прозвищу «Берсень» («бер син?» – ты один) стал одним из ближайших сподвижников великого князя. Он направлялся послом к польскому королю и к крымскому хану Менгли-Гирею, а в Кремле Беклемишеву за его заслуги был пожалован двор. Он находился рядом с той самой Беклемишевской башней, которую построил в 1487-1488 гг. итальянский архитектор Марко Руффо. Но в 1524 году Беклемишев попал в опалу, его кремлёвский двор был конфискован, однако у него осталось поместье, находившееся у нынешнего Москворецкого моста. Отсюда становится ясно и название Берсенёвской набережной. Стоит заметить, что из рода Беклемишевых, давших России много известных имён, происходит и Ефросинья Фёдоровна, мать освободителя Москвы князя Дмитрия Пожарского. Если вспомнить о дискуссиях последних лет о возможности татарского происхождения Кузьмы Минина, то памятник Минину и Пожарскому, стоящий у Собора Василия Блаженного на Красной площади, приобретает для татар особое значение.

Назовём ещё одну кремлёвскую башню – Боровицкую, воздвигнутую в 1490 году итало-швейцарским архитектором Пьетро-Антонио Солари, которая имеет аналогии как в Москве, так и в Казани. О ней напоминает легендарная башня Сююмбике в Казанском Кремле, сооружённом уже в XVI веке. В свою очередь, облик этой башни просматривается в центральной высокой ярусной башне Казанского вокзала в Москве, который строил архитектор А.В. Щусев в первой половине прошлого века.

Далее, по пути к Московской Соборной мечети, можно остановиться у начала Мясницкой улицы. Здесь под номером 7 стоит красивый недавно отреставрированный особняк, который в современных путеводителях определяется как «дом Чертковых, XIX век». Однако его история гораздо древнее. Это был дворец Касимовских царевичей, сыновей и потомков правителей Касимовского ханства, образованного в середине XV века. После его включения в состав России, царевичи из Касимова были переведены в Москву, и некоторые из них перешли в православие.

Необходимость во второй мечети в Москве возникла в конце XIX века. После Крестьянской реформы 1861 года в Первопрестольную устремились массы освобождённых крестьян. Это коснулось и татар. Татарская община стала хлопотать о строительстве новой мечети. Разрешение было получено, к ноябрю 1904 года в Выползовом переулке была построена мечеть по проекту Николая Жукова.

За более чем 100-летнее существование этой мечети татарское население Москвы выросло в разы. В далёкое прошлое ушли классические татарские ямщики и дворники, а татары теперь заняты практически во всех областях жизни столицы и страны, вплоть до высших постов в её руководстве. Стало ясно, что для мусульман нужны новые храмы, и в сентябре 1997 года они получили два религиозных комплекса. По проекту архитектора Ильяса Тажиева была построена Мемориальная мечеть на Поклонной горе (Минская улица, 2), посвящённая памяти воинов-мусульман, погибших в годы Великой Отечественной войны. Другая мечеть с двумя минаретами, «Ярдям», была воздвигнута в Отрадном (ул. Хачатуряна, 8), и её архитектором выступил предприниматель и меценат Рашид Баязитов.

Сегодня в Москве осталось не так много архитектурных памятников, связанных с татарами. Но есть такой надёжный источник, как топонимика, которая многое может рассказать о прошлом. И если мы взглянем на карту столицы, то увидим большое количество топонимов, так или иначе относящихся к истории татар в Москве. Помимо Татарской слободы в Замоскворечье, это также Измайлово, соседнее Черкизово, улица Ибрагимова, Карачарово, Басманные и Ямские улицы, Арбат, Бирюлёво, Сабурово, Чертаново, Тёплый Стан, бульвар генерала Карбышева, Аминьевское шоссе, Карамышевская набережная, Татарово с одноимёнными высотами, поймой, оврагом и пятью улицами. Правда, эти улицы исчезли с карты города в 1980 году в связи со строительством в Крылатском ряда спортивных сооружений к Московской Олимпиаде.

Для татар особенно дорога память о Мусе Джалиле, именем которого названа улица в южной части города. Здесь, ближе к станции метро «Борисово», летом 2012 года был открыт памятник великому татарскому поэту-патриоту. Помимо памятников, сохранившихся в архитектуре и топонимике, в произведениях литературы и искусства, у татар есть один замечательный праздник, который тоже можно считать памятником, имеющим глубокую историю. Это народный праздник Сабантуй. Впервые упоминается о Сабантуях московских татар в Татарской роще в Кускове, где эти праздники проходили ещё до революции. В 20–30-е годы прошлого века Сабантуй праздновали в разных местах Москвы и Подмосковья. Затем эстафета этого праздника последовательно переносилась в Парк им. Горького (в районе Нескучного сада), Измайловский парк, Битцу, на территорию Дворца творчества детей и юношества на Воробьёвых горах и, наконец, в музей-заповедник «Коломенское». Там прошли Сабантуи последних лет, собирая более 140 тысяч человек. Ведь татарам есть чем поделиться с людьми других национальностей и культур, объединённых в этноконфессиональное содружество народов России.    

Гамэр БАУТДИНОВ


Последнее обновление: 10 января 2014, 10:40
Copyright © 2003-2017
Обнаружили ошибку? Выделите слово или предложение и нажмите CTRL+ENTER
Яндекс цитирования