САИТГАРЕЕВ Ринат: Главное - человек будет жить!

Имя кардиохирурга Рината Саитгареева хорошо известно в медицинских кругах нашей страны. Он успешно выполняет все виды операций на сердце (включая трансплантацию сердца) в условиях искусственного кровообращения. Является руководителем отдела Научно-исследовательского института трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И.Шумакова.

В начале этого года Ринат Шакирьянович в составе правительственной комиссии побывал в Межрегиональном клинико-диагностическом центре Казани. Наличие необходимого уровня кардиохирургической службы и специалистов высокого класса позволили принять решение о проведении в Татарстане первой операции по трансплантации сердца.

О сотрудничестве с Республикой Татарстан, проблемах донорской службы в России и врачебных буднях нам рассказал профессор, доктор медицинских наук Ринат Шакирьянович САИТГАРЕЕВ.
 
         - Ринат Шакирьянович, поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями от визита в татарстанский Межрегиональный клинико-диагностический центр.
         - У меня сложилось великолепное впечатление о центре.  Мы хотели увидеть, насколько он готов по оборудованию и штату проводить сложные операции по пересадке органов. Обошли реанимации, кардиохирургические и кардиологические отделения, операционные, посмотрели больных, уже готовых к операции, и остались довольными от увиденного. В центре налаженная донорская служба, иммунологические лаборатории. Врачи получили хороший результат по трансплантации почки. Все в полной готовности. Сейчас идет оформление документов, лицензирование. Аллаh бирсә, в этом году в Казани мы сделаем первую операцию по пересадке сердца.
         - Много ли в Татарстане пациентов, нуждающихся в пересадке сердца?
         - На 100 тысяч людей приходится 1,5-2% больных, нуждающихся в такой операции. Это очень много.
         - С чего началось сотрудничество Научно-исследовательского института трансплантологии и искусственных органов с Межрегиональным клинико-диагностическим центром Казани?
         - Все кардиохирурги между собой взаимосвязаны. В Татарстане задали вопрос главному специалисту по кардиохирургии МКДЦ, заведующему кафедрой хирургических болезней №2 КГМУ, профессору  Джорджикие Роину: «Когда в республике будет сделана трансплантация сердца?» За помощью в решении этой задачи он обратился к нам два года назад. С этого и началось сотрудничество. Врачи центра проходили обучение в нашем институте. Среди них были хирурги, перфузиологи – врачи, обеспечивающие искусственное кровообращение при проведении операции на сердце, кардиологи, иммунологи. За опытом проведения подобных операций они ездили и в Германию.
         - А как в целом вы оцениваете здравоохранение Татарстана?       
         - В республике работа в области здравоохранения ведется на достаточно высоком профессиональном уровне. Не все европейские клиники оснащены так, как допустим казанский Межрегиональный клинико-диагностический центр.
         - Общаетесь ли вы в Москве с врачами-татарами? Например, при Полномочном представительстве РТ в РФ в ближайшее время планируется организация встречи с врачами – выходцами из Татарстана, татарами, работающими в Москве. Как вы относитесь к этой идее?                                   
         - Очень положительно к этому отношусь. Даже русскую речь слышать в зарубежных поездках очень приятно, а что уж говорить, когда звучит родная татарская! Кстати, в Париже на Елисейских полях я однажды услышал татарскую речь.
В Москве работает много врачей-татар. И если пройдет встреча, на которой соберутся соотечественники и единомышленники по профессии, будет просто замечательно. Я, кстати, вхожу в состав Общественного совета Полпредства РТ в РФ, членами которого являются несколько врачей, в том числе известный кардиохирург Ренат Сулейманович Акчурин.   
         - Ринат Шакирьянович, расскажите немного о себе. Где вы родились, почему решили стать врачом?
         - Я родился в Уфе. С золотой медалью окончил специализированную школу с математическим уклоном. На выбор профессии повлияла жена моего старшего брата, она один из ведущих кардиологов Уфы. Я проникся интересом именно к хирургии. После школы поступил в Уфимский медицинский институт. С 4-го курса начал заниматься оперативной хирургией. После учебы работал в уфимской шестой городской больнице, параллельно преподавал в Башмединституте.
         - Когда перебрались жить в Москву?
         - В столицу я переехал в 1982 году. Поступил в ординатуру Научно-исследовательского института трансплантологии и искусственных органов. Потом защитил кандидатскую диссертацию, работал кардиохирургом, затем защитил докторскую диссертацию. В 1991 году прошел стажировку в Париже по пересадке сердца и легких и начал заниматься кардиохирургией и пересадкой сердца.
         - Имея опыт работы за границей, сравните уровень зарубежной и отечественной медицины.
         - Конечно, за рубежом возможностей больше. Они ушли от нас намного вперед. В свое время, когда весь мир начал заниматься трансплантацией сердца, очень затратной по материальным соображениям операцией, министр здравоохранения СССР Петровский Борис Васильевич запретил их в нашей стране. Соотвественно, вслед за этим последовал приказ о невыделении денег на научные исследования в этом направлении. Первые успешные операции в нашей стране начались только в 1987 году. За этот период в институте провели 228 операций по пересадке сердца. У нас хорошие рузультаты, есть пациенты, которые с пересаженным сердцем живут нормальной, полноценной жизнью больше 18 лет.
        - Помните ли вы свою первую операцию?
        - Конечно, помню, я тогда учился на пятом курсе. Мне помогал доцент Фарид Фатыхович Мухаммат-Рахимов. Это было ночью, во время дежурства, уже третья операция за одним операционным столом. Неожиданно Фарид Фатыхович сказал: “Ринат, вставай на место хирурга, я тебе буду помогать. Работаешь до первой ошибки”. Волновался страшно. Когда операция закончилась, был ему безмерно благодарен: ведь я сделал первую самостоятельную операцию.
         Считаю Фарида Фатыховича одним из главных моих учителей,  привившего во мне любовь к хирургии. Он рассказывал, как нужно относиться к работе, больным. Первым делом Фарид Фатыхович подарил мне свою старую пишущую машинку, которую его отец привез из Германии во время войны. Я еще удивился: зачем хирургу пишущая машинка? Но он меня заверил: “Ты о ней еще вспомнишь!” Я действительно вспомнил о ней в 1982-1983 годы, когда переехал в Москву. Учась в ординатуре, печатал на ней кандидатские и докторские диссертации, и зарабатывал этим, потому что ставка врача-ординатора была небольшой, а за каждую страничку напечатанного текста платили деньги.
         - Какая была самая длинная и сложная операция в вашей практике?
         - Самые длинные, как правило, те, что сопряжены с осложнениями, возникающими в операционной. Каждая операция – это всегда напряжение и волнение. Приступая к работе, хирург, если он русский, говорит: “С Богом!”. А я всегда про себя шепчу “Бисмилля...”. Кстати, у меня было прозвище “сын муллы”, им меня наградили операционные сестры.
Когда мы апендоктомию делали не под наркозом, а под навокоином, перед операцией, особенно пожилым людям, я говорил: “Не волнуйтесь, начинайте читать молитву. Если не знаете, вспоминаете то, что слышали от родителей”. Во время операции я разговаривал с больными, распрашивал об их жизни, работе, детях - отвлекал от происходящего. Это здорово помогало в работе, так как пациент расслаблялся и не напрягал органы брюшной полости.
         Поэтому врач, в первую очередь, должен быть психологом. Об этом мне говорил и Рахимов: “Как только заходит к тебе новый больной, ты должен сразу оценить: кто он, что он, как вести с ним разговор”. К каждому пациенту нужно находить свой подход.
         - Какими еще качествами должен обладать врач, и можно ли их воспитать?
         - Врач должен быть отвественным и порядочным. О воспитании качеств здесь трудно говорить. Важно желание. Мне нравится моя профессия. Моя работа – мое хобби. Я днюю и ночую в клинике и получаю от своей профессии огромное удовольствие. Не от процесса оперирования, а от приятного ощущения после него, когда удается помочь человеку, облегчить его страдания. В такие моменты даже не чувствуется усталость. Главное – все получилось, и человек будет жить.
         Случаются, безусловно, и осложнения, бывает, что больные умирают. Это тяжело переживается врачами.
         -  Сколько операций в неделю вы делаете?
         - Четыре-пять. Операции по пересадке сердца – экстренные, они проходят, как правило, ночью. Допустим, нам звонят и говорят: есть потенциальный донор. Тут же включаются в работу наши службы: подыскивается пациент под этого донора, подходящий по группе крови, весу, возрасту, иммунологическим параметрам; функционалисты выезжают осматривать донора и т.д. Сейчас благодаря органам одного донора – сердцу, печени, поджелудочной железе, почкам – мы спасаем до четырех-пяти человек. Звучит, конечно, страшно, но, с другой стороны, наши пациенты ждут эти органы с надеждой на жизнь.
         Сейчас во всем мире дефицит донорских органов, в листе ожидания на пересадку того или иного органа стоят люди от недели до нескольких лет. У нас были больные, которые жили в клинике в ожидании донора полтора-два года, так как мы не могли их снять с лекарственной терапии и выписать.
         В Испании в решении этого вопроса помогла католическая церковь, которая в своих проповедях говорила о том, насколько важно донорство. Сегодня эта страна занимает первое место по пересадке сердца и печени.
         В России, к сожалению, такой агитационной кампании нет. Например, в моем листе ожидания на сегодняшний день 22 человека. Такие листы носит в кармане каждый хирург, потому что звонок на мобильный телефон о потенциальном доноре может застать его дома, в ресторане, в театре, на даче. Получив информацию, мы сразу сверяем его с нашим списком. Если донор по параметрам подходит одному из наших пациентов, просим срочно готовить больного, подключаем в работу отделение переливания крови и т.д.
         - Сколько по времени длится такая операция?
         - Пересадка сердца – не больше пяти часов (между тем как изъяли сердце и пересадили), иначе возникают необратимые изменения в сердечной мышце. Для печени - до 12 часов. Для поджелудочной железы тоже не больше 5-6 часов. Чем быстрее орган пересадишь, тем раньше начнется кровоснабжение донорского органа и будет лучше результат.
         В прошлом году в нашем институте мы сделали две ретрансплантации сердца, всего в России их сделано три. Уже в пересаженном сердце развивается болезнь коронарных сосудов – оно не справляется со своими обязанностями. Это результат хронического отторжения. То есть донорское сердце больного начинает вести себя как исконно рожденное. И его нужно менять. Другого выхода нет. Такую повторную операцию мы сделали 28-летнему молодому человеку. Это очень непросто, но операция прошла успешно. Парень живет активной, полноценной жизнью. А второму пациенту мы пересадили и сердце, и почки.
         - Сколько лет вашему самому молодому и самому взрослому пациенту?
         - Самому взрослому было 70 лет, но за рубежом есть пациенты и старше. Самому молодому – 18 лет. Это была девушка, родители которой обратились в Минздрав РФ с просьбой помочь с операцией за границей. Минздрав попросил наш институт дать заключение. В нашей стране нет детской трансплантологии, нет закона, разрешающего изымать детские органы. Но проект закона уже готов - жизнь заставляет, ведь есть дети, нуждающиеся в пересадке сердца. А по росту, по весу та девушка подходила к параметрам взрослого донора, и мы пересадили ей сердце. Она очень хорошо рисует - оставила в дар институту свои картины.
         - Какие чувства испытывают пациенты, зная, что в их груди бьется сердце другого человека? Они с вами не делились своими ощущениями?
         - Большинство говорит, что все нормально, особых ощущений нет, а какие чувства испытывают внутри – кто знает… Каждый переживает по своему. Я знаю, что многие ставят в церквях свечки в память о донорах, подаривших им жизнь.
Беседовала Дина АЛЯУТДИНОВА,
пресс-центр Полпредства РТ в РФ
Последнее обновление: 04 марта 2014, 15:36
Copyright © 2003-2017
Обнаружили ошибку? Выделите слово или предложение и нажмите CTRL+ENTER
Яндекс цитирования