СИРАЗИЕВ Тимур: На войне фальшь чувствуешь сразу

Семь лет информацию из горячих точек мира и мест катастроф телезрители «Первого канала» узнают от специального корреспондента Тимура Сиразиева. События в Луганской и Донецкой областях мы видели его глазами. Каждый день из первых рук узнавали последние новости и с замиранием сердца смотрели  репортажи.

Тимур член Медиаклуба, созданного при Полномочном представительстве Республики Татарстан в РФ. Из-за плотного рабочего графика он нечастый гость мероприятий Полпредства. Подтвердив свое участие, часто перезванивает и с сожалением сообщает: «Меня не будет. Вылетаю на съемки».

В прошлом году Т. Сиразиев стал лауреатом российской национальной телевизионной премии ТЭФИ в номинации «За профессионализм и мужество при исполнении журналистского долга».

Вместе с ним в этой номинации по бронзовому Орфею получили корреспонденты Евгений Поддубный (ВГТРК), Савва Морозов (НТВ), Евгений Давыдов («Звезда»), Олег Сидякин и Марат Сайченко (Life News). Все они работают в зоне военных действий на Украине.

Татарстанский зритель знает Тимура по работе в Казани на республиканском радио и телевидении. Земляки с гордостью наблюдают за его профессиональным ростом.

Мы побеседовали с Тимуром о том, как он стал журналистом и попал на «Первый канал», о трудностях репортерского труда и  работе в горячих точках.

Тимур, как выпускника Казанского технологического университета судьба привела в журналистику?

– Журналистика – это жизнь во всех ее проявлениях. А я – человек, которой интересуется этой жизнью и, как ребенок, хочет найти ответы на вопросы. Наверное, каждый из нас журналист. Аудитории разные. Я работал в газете, на радио, потом пришел на телевидение. Причем не пришел и сказал: «Вот он я! Хочу!» Я занимался социологическими опросами. Пришел на казанский «Эфир» анкетировать ведущего. Мне предложили попробовать поработать корреспондентом. Я согласился. Тогда мало кто понимал, что такое новости, как их делать. Мы были исследователями, первооткрывателями.

Мне нравится наблюдать за людьми, подмечать детали, видеть разное в одинаковом или одинаковое в разном. Интерес иногда угасает, но если вдруг что-то случается, то из искры вновь возгорается пламя.

Как удалось стать корреспондентом главного канала страны?

– На «Первый» попал потому, что очень этого хотел. Я пробовал себя в разных сферах и понял, что хочу сначала добиться результата в журналистике. Мне помогла собкор «Первого канала» в Казани Светлана Костина. Она передала мои репортажи в Москву. Когда ехал на встречу с руководством, был готов работать в любом уголке страны. Так и сказал, чем очень его удивил. Но меня оставили в Москве.

Как сложилось, что ты стал корреспондентом, работающим в горячих точках, в местах чрезвычайных происшествий?

– Когда я пришел на «Первый канал», им нужен был человек, готовый много снимать, быстро писать и мало спать. Происшествия случались часто, а мне было понятно, что и как нужно делать. Я – репортер. Человек, смотрящий и слушающий. Потом происходит процесс осмысления и написания. Каждый делает то, что у него лучше получается. У кого-то это специальные репортажи, у кого-то аналитика. Мне ближе событийность, поэтому я там, где что-то случается.

Как во время работы удается перебороть чувство страха?

– Страшно было, есть и будет. Но граница страха меняется. Раньше боялся высоты. Сейчас нет. Боишься того, чего не знаешь, или того, что слишком хорошо знакомо. Страх бывает до и после съемок. В момент работы срабатывает интуиция. Нужно сделать и бежать. Либо не снимать, потому что чувствуешь: в этот раз не стоит. Военным корреспондентом себя не считаю. Но знаю таких и горжусь знакомством с ними.

Знаком ли ты с Олей Ившиной, корреспондентом Русской службы Би-би-си? Она тоже родом из Казани. Месяцами работает в горячих точках.

– Я ее лично не знаю, только по социальным сетям. Но то, что она делает, – это круто! Мне всегда интересно следить за ее творчеством.

Что самое сложное в твоей работе?

– Самое сложное – каждый день начинать с чистого листа. Никакие удачи в прошлом не имеют значения. Ты каждый репортаж вне зависимости от темы и сюжета должен сделать как первый и как последний одновременно, потому что второго шанса не будет.

Земляки радовались твоей премии ТЭФИ. Что значит эта награда для тебя?

– Спасибо, мне приятно! Я уже сказал,  что горжусь личным знакомством с военными корреспондентами. И это чувство гордости было наиболее ощутимым, когда мы вместе стояли на сцене. Мне приятно было получить эту награду. Оценка твоей работы важна, особенно в творчестве. Эта статуэтка ТЭФИ – за мужество. Именно как награду за мужество я ее и воспринимаю.

– Изменила ли твой характер работа в горячих точках?

– Про изменения в характере лучше спросить у людей, которые меня окружают. Но что-то точно изменилось. Чувство справедливости стало более обостренным. Там все по-настоящему. Игра, фальшь чувствуются сразу. Видишь боль людей, их страдания и понимаешь, что иногда твои переживания – ничто по сравнению с тем, что там происходит.

Год назад, возвращаясь из Славянска, когда ехали по Ростовской области, я увидел поле цветущих подсолнухов. И этот образ мира вывел меня из состояния равновесия. Там ты крепишься, держишься, но в тот момент меня вывернуло наизнанку. Перед глазами стояли воронки, жертвы обстрелов, плачущие женщины… А расстояние всего лишь сто километров. И ты понимаешь, как все в этом мире хрупко, как быстро может измениться.

Беседовала Дина Аляутдинова

(спецвыпуск журнала "Этномир столицы")

Последнее обновление: 02 июля 2015, 11:43
Copyright © 2003-2017
Обнаружили ошибку? Выделите слово или предложение и нажмите CTRL+ENTER
Яндекс цитирования